10:27 

Зеркало и Одила: начало

irene-dragon
Я давно собиралась написать этот эпизод, и вот наконец собралась. Хотя все, что у меня происходит с Зеркалом и Одилой, исходит из описанных здесь событий.

В принципе: в "Войне Душ" мы видим Зеркало и Одилу эффектно сбегающими (улетающими) из Храма Такхизис; потом они появляются на Санкристе. От Санкции до Санкриста - неближний свет, даже для серебряного Великого Змея. При побеге из Храма Одила еще даже не знает, как зовут ее спутника, а на Санкристе между ними уже неплохо отработанное взаимопонимание, и то, что Жерар не врубился, что у него больше нет шансов - исключительно следствие его собственных тормозов. Ну и все дальнейшее: их совместное участие в битвах в финале Войны Душ, и то, что они остались вместе после войны, и то, что Одилу взяли в жрицы Мишакаль (это после жречества Такхизис-то! Наверняка Зеркало за нее поручился, иначе, по-моему, никак.) Что произошло между Санкцией и Санкристом? Выходит, что примерно следующее.



Переведіть мене через майдан,
З жалями й незабутою любов’ю.
Там дужим був і там нікчемним був я.
Переведіть мене через майдан.

В. Коротич



Воздух свистел в ушах. Земля внизу стремительно уносилась назад. Было холодно, очень холодно, несмотря на то, что северная часть Нового Моря расположена в субтропиках. Но дрожала Одила не столько от холода, сколько от только что пережитого - и от страха, что упадет.

Под ней была гладкая, холодная чешуя. Женщина погладила серебристые чешуйки, так плотно прилегавшие друг к другу, что разглядеть их края было трудно даже на таком близком расстоянии. Левой рукой она накрепко вцепилась в серебряную гриву, чтобы свистящий ветер не сорвал ее.

Чтобы отвлечься от собственных переживаний, Одила попыталась разглядеть того, на чьей спине она так неожиданно оказалась. Он мог бы показаться ожившим расплавленным серебром, ослепительно сверкающим под солнечными лучами. Какой огромный! Женщина и не знала, что бывают такие громадные существа. Огромный - значит старый, а старый - значит могущественный... очень могущественный. Ну, его могущество она видела. Только на мгновение-другое, но и этого хватило бы, чтобы с визгом захлебнуться восторгом... если бы не шрамы от старых ран, исполосовавшие серебряную шкуру. Если бы не отчетливо проступавшие с боков ребра. Если бы Одила не чувствовала, что ему тяжело взмахивать крыльями, не слышала его хриплого дыхания.

Гигантский дракон был истощен, и к тому же только что перенес жестокое избиение - когда он почему-то не мог сразу сбросить человеческий облик. Женщина понимала, что далеко он не улетит. Нужно искать укрытие, возможность напиться и отдохнуть - для них обоих - и способ накормить его. И всем этим предстояло заняться ей.

Потому что при всем своем великолепии и могуществе серебряный дракон был абсолютно слеп.

Одила снова погладила прохладную чешуйчатую спину. Сердце сжалось от нежности, восхищения и благодарности. Он не побоялся... ничего. Ни гнева Единого Бога, ни злобы ее поклонников. Несмотря на слепоту, он нашел путь к Храму - и способ уничтожить чудовищный портал, через который богиня Тьмы была готова шагнуть в мир. Даже если бы ему за это пришлось заплатить жизнью. Но жизнью предпочла заплатить Одила, потому что в тот момент ее жизнь в ее собственных глазах не стоила ровно ничего, а слепой маг - тогда женщина сочла его просто магом, и даже не подумала о том, что магу необходимо видеть, чтобы читать и заучивать заклинания - заслуживал этой жертвы. Но он ее не принял - и что бы там ни давало ему принять Истинный Облик, осыпалось, как шелуха, и в чудовищном Храме на месте беззащитного человека возник сверкающий крылатый исполин...

- Нам нужен отдых и вода. И еще пища для тебя, - сказала Одила.

- Без пищи я перебьюсь. - Его голос звучал глухо и гулко. - А отдых и вода действительно... не помешают.

- Нет-нет, я придумаю, как тебя накормить. Был бы со мной хотя бы мой охотничий лук, проблем бы не было - я легко настреляла бы для тебя оленей в любом лесу. Но сейчас у меня есть только нож и немного денег.

- Уже немало. Говорят, что при наличии ножа и здравого смысла можно выжить в любых условиях, - улыбнулся (судя по голосу) дракон.

- Со вторым у меня проблемы. Но я постараюсь. Потому что далеко ты не улетишь. Кстати, немного левее по курсу - крупный лесистый остров. Насколько я помню, поселений там нет. Давай спустимся и попробуем найти место для привала. Для начала давай долетим до острова, а не промахнемся мимо.

- По-моему, у тебя куда больше здравого смысла, чем можно было бы ожидать в сложившейся ситуации.

- Я просто пытаюсь сделать так, чтобы ты... мы выжили, - Одила снова погладила прохладную чешую дракона. - Если честно, я еле опомнилась от паники. Так, давай ты повернешь немного левее... нет, слишком сильно... вот так... еще чуть-чуть правее... правильно, а теперь лети прямо и начинай потихоньку снижаться.

- Давай я лучше долечу до острова и спущусь по спирали. Тогда ты сможешь разглядеть, где лучше приземлиться.

- Хорошо... прости, я еще никогда не летала на драконах и не знаю, как правильно... направлять тебя.

- Не за что просить прощения, - откликнулся дракон и, взмахивая усталыми крыльями так часто, насколько мог, понесся к заветному острову.

* * *

К восторгу Одилы, остров оказался для них идеальным приютом. Во-первых, он был почти весь, за исключением нескольких прибрежных участков, покрыт лесом, в котором водилась крупная дичь. Во-вторых, остров прорезала довольно крупная река. В-третьих, у берега имелось скалистое поднятие, в котором можно было найти укрытие, а при везении - целую пещеру. Женщина не была уверена, что удастся найти пещеру, в которой поместится ее спутник, по крайней мере в Истинном Облике... ну что ж, можно предложить ему принять человеческий облик. В-четвертых, поселений на острове действительно не было видно.

Слушая команды Одилы, дракон тяжело и неуклюже приземлился на небольшой участок берега, заросший травой. Мягко спружинить лапами ему не удалось, посадка вышла довольно жесткой, но вроде бы обошлось без повреждений. Дракон сразу же сложил крылья, лег, опустил голову на землю и замер, тяжело дыша. Женщина соскользнула с его спины по сложенному крылу - съехала, как будто зимой с ледяной горки - и, присев рядом, осторожно погладила его лапу.

- Спасибо тебе. Ты замечательный. Наверно, ты самый лучший дракон Кринна, - сказала она.

- Я самый бессмысленный дракон Кринна, - так же глухо ответил гигантский ящер. - Нет ничего нелепее и глупее, чем слепой дракон.

- Кто тебя так? - тихо спросила женщина. Сердце ее снова сжалось, когда она посмотрела на жуткий шрам, пересекавший прекрасную серебряную голову, на пустые обожженные глазницы.

- Такхизис.

- Могла бы догадаться - вряд ли кому-нибудь помельче масштабом хватило бы на это сил. Но ты с ней расквитался.

- Да плевать мне на "сквитание", - хрипло ответил дракон. - Мне только нужно, чтобы эта тварь не явилась здесь во всей мощи. Остальное... безразлично. - Последние слова он произнес с тихим, усталым смирением.

- Отдохни немного, - Одила все еще гладила его. - А потом постарайся собраться с силами и дойти до реки. Здесь совсем рядом, я покажу, где. Нам обоим нужна вода. Я бы тебе принесла, да не в чем...

- Иди пей, если у тебя остались силы.

- Нет, я тебя не оставлю. Пойдем вместе.

Дракон вздохнул-застонал, тяжело поднялся на лапы и попытался шагнуть туда, где он слышал плеск воды.

- Шшш... так не очень удобно. Иди за мной. Немного вправо. Вот так. Да, теперь прямо, вот тут удобный спуск. Еще пару шагов, осторожно, не поскользнись на мокрых камнях. Все! Пришли.

Ящер и сам почувствовал, что пришли, опустил голову в воду и долго, судорожно пил. Одила тоже напилась - вода в реке, судя по вкусу, была вполне чистой. Ну, это уже полбеды. Напившись, Одила ощутила, как сильно у нее подвело живот, и напомнила себе, что дракон изголодался куда сильнее. Эх, как бы раздобыть для него три-четыре лосиных туши... хотя бы. Женщина присела на траву у берега - плевать, что ее одеяние измажется в зеленом, на нем уже и так столько пятен, что белым его назвать можно только условно - и стала ждать, когда напьется ее спутник. Наконец крылатый исполин поднял голову:

- Спасибо. Что теперь?

- Теперь давай отойдем от берега и отдохнем. Потом я попробую найти для нас убежище на ночь и собрать хворост для костра. Хотя ты же серебряный, тебе холод не страшен. А вот я, боюсь, ночью замерзну. Но сначала отдохнуть. Иди ко мне, на мой голос. Вот так, да. Теперь немного правее. Да, сюда. Здесь земля ровная и трава сухая и мягкая. И солнце пригревает.

Они растянулись на траве и какое-то время лежали молча. Одила по-прежнему гладила чешую дракона - ей казалось, что это его успокаивает. Впрочем, возможно, это успокаивало ее. Ощущение прохладного живого серебра под руками было приятным. Бока исполинского ящера какое-то время тяжело вздымались и опадали, потом его дыхание выровнялось. Как же он слаб, голоден и измучен, подумала Одила. Неудивительно, ведь он неизвестно сколько времени бродил в облике слепого человека и питался, должно быть, страшно подумать чем. Теперь его выхаживать придется. Сразу много есть не надо... но "немного" для такого гиганта - это сколько? Один лось? Три? К счастью, он хищник, а хищники привычны и к голоду, и к набиванию желудка после голодовки. Надо раздобыть лосей или оленей. Да-да, безоружной женщине, которую тоже сытой назвать нельзя, раздобыть лосей. Смешно. Но нужно. Во что бы то ни стало. Потому что вот это прекрасное существо, - соламнийка еще раз погладила чешую дракона, - обязательно нужно покормить. Нужно, чтобы его перестал терзать голод, чтобы к нему вернулись силы, и чтобы его исхудавшее тело начало восстанавливаться. И тогда, может быть, он согласится остаться с ней.

От этой мысли душу Одилы захлестнул сладкий восторг. В соламнийском ордене драконы были только у самых уважаемых, отличившихся рыцарей, к которым она уж точно не относилась. И они были намного меньше, и не такие красивые и могущественные, и вообще...

...И вообще, тогда ей придется постоянно кормить его. Он же не может добывать себе еду сам. Подумаешь! Надо только раздобыть лук, лошадь и мула, и прекрасный серебряный дракон больше никогда не будет испытывать голода. Ему будет хорошо с ней. Ему понравится, и он не улетит... Хм, Одила, ты о чем вообще думаешь? Размечталась тут.

Женщина решила, что ее спутник задремал, но когда она перестала его гладить и села, он поднял голову.

- Кто-то идет? Я не чувствую.

- Нет, просто я хочу пройтись и осмотреть окрестности. Может, поспишь? Опасности быть не должно - вряд ли какое-нибудь животное по своей воле захочет приблизиться к дракону.

- Хорошо, иди. - Ящер снова опустил голову на траву.

- Как тебя зовут? Прости, я должна была спросить раньше.

- Раньше у тебя были задачи поважнее моего имени. Меня называют Зеркалом.

- Тебе подходит, - улыбнулась Одила. - Поспи, я тебя разбужу, когда вернусь.

* * *

Судя по положению солнца, прошло два часа, когда Одила вернулась к дракону. Он, похоже, и правда задремал, расслабившись на пригреве.

- Зеркало, - она осторожно провела ладонью по его шее, - это я.

- Знаю, - отозвался он, не поднимая головы. - По запаху. Нашла что-нибудь интересное?

- Да! Тут в скалах есть пещера. Правда, небольшая. Но если ты примешь человеческий облик, мы там поместимся. А еще я нашла звериный водопой. Он на берегу одного из ручьев, впадающих в реку. Туда ведет звериная тропа. Ты ведь можешь в человеческом облике спрятаться у тропы и убить нескольких животных своей магией?

- Человеческий запах они учуют. В истинном лучше. Тогда и магия не понадобится - достаточно дыхания.

Одила принюхалась.

- Ты пахнешь... дождем. Туманом... чем-то таким. Не грозой, нет. Именно дождем. И, кажется, немного инеем.

- Вот именно. Запаха влажности они не испугаются, у водопоя он повсюду. А вот дойти дотуда лучше в человеческом облике, а не ломиться через лес всей громадиной.

Исполинское тело дракона замерцало, окуталось золотистым сиянием и начало внутри него сжиматься и уменьшаться. Через минуту, когда золотой свет погас, перед Одилой снова оказался слепой исхудавший человек с бледным лицом и серебряными волосами. Вся его одежда была белой, как носили мистики из Цитадели Света, только повязка на глазах была черной. У Одилы снова сжалось сердце, как тогда, когда она увидела его, такого хрупкого и растерянного, в храмовой толпе, и потом - у разрушенного тотема. Длинная мантия была вся в грязи, было и несколько пятен засохшей крови. "Постирать надо," - подумала женщина некстати. - "А может, ему достаточно просто как следует вымыться в Истинном Облике? Ладно, про гигиену потом. Главное - накормить."

Одила протянула ему руку и помогла встать. Поднявшись на ноги, Зеркало пошатнулся, но устоял.

- Обопрись на меня, - предложила женщина и осторожно повела дракона туда, где можно было незаметно подойти к тропе, ведущей к водопою.

* * *

Вечерело. Но Одилу это не тревожило. Зеркало благополучно убил своим ледяным дыханием нескольких оленей и кабанов, располосовал их ударами когтей (слепота ему совершенно не помешала) и съел. Женщину изумило, что, несмотря на страшную голодовку, огромные размеры и походные обстоятельства, ел он... элегантно. Другого слова не подберешь. Как будто аристократ на каком-то званом приеме. Ни спешки, ни чавканья, ни облизывания - все очень четко и аккуратно. Отделив острым, как бритва, когтем крупный кусок нежнейшей оленьей вырезки, Зеркало отдал его своей спутнице.

- Мне все равно, - пояснил он, - а тебе нужно самое лучшее мясо.

Одила сочла благоразумным не спорить. Закончив трапезу, Зеркало с удовольствием вытянулся перед найденной ею пещеркой на траве и дремал, а женщина нарезала мясо на ломти, жарила его на костре и ела. Костер тоже разжег дракон: когда Одила собрала кучу хвороста и собралась долго и мучительно пытаться высечь искры ударом камня о камень, Зеркало просто ударил лапой по скале. Гигантские когти выбили целую кучу искр, от которых хворост сразу же занялся. Когда Одила ходила по лесу, она успела набрать немного ягод, так что на ужин у нее была свежайшая оленья вырезка, зажаренная на костре, лесные ягоды и чистейшая вода. Настоящий пир! Ничего вкуснее она никогда не ела.

Утолив голод, Одила посмотрела на дракона. Скоро стемнеет, и нужно будет устраиваться на ночь. А он так хорошо спит после сытной еды. Ей не хотелось его тревожить. Подумав, она нарвала веток и травы и устроила в пещере лежанку. Не то чтобы роскошное ложе, но от ветра и ночной прохлады каменная толща скалы ее защитит.

Потом Одила призадумалась. Что, если их с Зеркалом ищут? Что, если разъяренная Такхизис отправила за ними следом своих драконов? Пока что присутствия хроматиков в небе женщина не замечала, но это ничего не значило. А заметить с воздуха гигантского сверкающего дракона очень легко. Хоть бы ночь была безлунной - но луна, как назло, прошлой ночью была почти полной. Так не пойдет.

Она осторожно провела ладонью по его лицевому гребню.

- Зеркало, хороший мой, проснись, пожалуйста.

- Ммм? Что?

- Вдруг тебя ищут? Нельзя тебе на ночь оставаться под открытым небом.

- Ты права. - Он поднял голову и встал на лапы. - Но пещера маленькая. Придется принимать человеческий облик. Не люблю я его.

"Зато я люблю," - эта малопонятная мысль Одилы потонула в золотом сиянии. Когда трансформация закончилась, женщина взяла Зеркало за руку:

- Пойдем, я тебя отведу в пещеру.

Она сама удивилась той нежности, которая поднялась в ней и выплеснулась в ее голосе и прикосновениях. Вообще-то с мужчинами она всегда разговаривала с позиции жесткой насмешки. У нее была причина не доверять мужчинам и держать их на расстоянии: горький опыт говорил ей, что мужчине только дай возможность, он надругается над женщиной, посмеется над ее глупой доверчивостью и выбросит ее. С тех пор ни к одному мужчине она не чувствовала даже желания приблизиться. Почему сейчас она погладила худенькую руку Зеркала? Почему ее голос звучит так ласково? Потому что он на самом деле не мужчина? А вот это чушь. Он-то как раз настоящий мужчина, в отличие от многих, называющих себя таковыми. Лучше сказать - потому что он не человек? А будь он эльфом? Пфф, только этой гадости не хватало. Потому что он дракон? А чем драконьи мужчины принципиально отличаются от человеческих, почему им можно доверять, а мужчинам-людям - нет?

Бред какой-то. Он - Зеркало, и это все, что на самом деле имеет значение. С остальным разберемся. Успокоив себя таким образом, Одила провела своего спутника в пещеру и помогла найти лежанку из веток и травы.

- Ложись здесь, - сказала она, помогая ему вытянуться на подстилке. - К сожалению, укрыться нечем, но, если повезет, и так не замерзнем.

- Вот еще почему я не люблю человеческий облик. В нем я чувствую холод.

- Ничего, - ответила женщина, вытягиваясь рядом с ним и прижимаясь к нему, - тут тебе холодно не будет.

Тихо вскрикнув, Зеркало обнял ее в ответ и прижался к ней, спрятав лицо у нее на плече. Она тихонько погладила прохладные серебристые волосы - длинные и мягкие.

- Что ты? Холодно, больно?

- Нет... хорошо.

- Тогда спи.

Одила не была уверена, что хочет, чтобы он сразу уснул. Почему-то хотелось, чтобы он почувствовал ее тепло... почувствовал ее. Куда тебя несет, Одила?

А Зеркало тем временем медленно и осторожно поднял руку. Подумал о чем-то и тихо спросил:

- Можно мне дотронуться до твоего лица?

- Да, конечно, но зачем?

- Я хочу знать, как ты выглядишь.

- А. Да, конечно. Можно.

Одила ощутила легчайшие касания - его пальцы слегка-слегка прикоснулись к ее волосам, лбу, вискам, скулам, векам, носу и губам.

- Эрготианский тип. Ты темнокожая?

- Да. Волосы у меня черные, а глаза зеленые. Ты знаешь, что у Соламнии и Эргота многовековой союз. И есть множество смешанных семей. Вот я из такой семьи. Моя фамилия Брашпиль, эрготианская, но я гражданка Соламнии. Ну... была. До того, как... Теперь, наверно, за службу Такхизис меня лишат гражданства.

- А что тебя привело на эту службу?

- Ты не поверишь - желание служить высшей силе. Я всю жизнь мечтала... но никаких высших сил не было. Потом вдруг появилась. А когда я поняла, что это не та сила... было уже поздно. Если бы не ты...

- Понимаю, - она почувствовала, как он в темноте кивнул. - У тебя призвание жрицы. Светлой жрицы, а не такой, какой стала Мина, - дракон подавил вздох. - Но на Кринне уже давно нет светлых богов.

- А что Мина? Ты вздохнул... она что-то значит для тебя? - Женщина почувствовала неприятный укол в сердце. Не то чтобы она не доверяла Зеркалу... но она знала, какое влияние Мина имеет на окружающих. Неужели и Зеркало привязан к ней? Да нет, быть того не может - тогда он служил бы ей, а не сражался бы с "Единым богом", которого Мина представляла. Тогда откуда этот подавленный вздох?

- Понимаешь, я ведь двадцать лет был Стражем Цитадели Света. А Мина там росла. Она выросла на моих глазах. Задавала мне массу вопросов - от глупых до таких, на которые я не знал ответов. Потом я ослеп. Она нашла меня... или я ее, неважно... короче, она предложила мне исцеление. Я отказался.

- Почему??? - изумилась женщина.

- Ты не понимаешь? Попробую объяснить. Я сразу же почувствовал, что Мина излучает силу Тьмы. Как я, дракон Света, мог принять исцеление этой силой? После этого мне только и оставалось бы, что броситься в пропасть.

- Ох, не надо... лучше живи слепым. Может быть, тебя еще удастся исцелить.

- Звучит прекрасно, но я предпочитаю не надеяться, - улыбнулся в темноте Зеркало. - Словом, с тех пор я знал, что Мина потеряна для Света. Это причинило бы мне изрядную боль, но на фоне всего остального... осталось лишь мелким уколом.

- Всего остального? Но чего?

- Я не мог видеть. Не мог летать, не мог прокормиться. Я вынужден был оставаться в человеческом облике, потому что в нем я мог с грехом пополам ходить и просить милостыню. Другие серебряные и золотые драконы, мои собратья, куда-то исчезли, и я не мог их найти. Я устал, изголодался, каждый шаг давался мне с болью. Голос Такхизис постоянно звучал в моем разуме, смеялся надо мной, подкармливал мое отчаяние. Я искал ответов, и я их нашел... этот путь в конце концов привел меня туда, где мы встретились. Но как же часто я мечтал, стоя на краю обрыва и ощущая своей палкой пустоту, сделать шаг вперед!

- Зеркало, нет! - Одила поцеловала его искалеченные глаза. - Не надо! Ты больше не будешь один, не будешь голодать. Ты будешь летать - так, как мы летали сегодня. Я еще подучусь подавать тебе команды, и у нас станет лучше получаться. - Она говорила, одновременно целуя его волосы, виски, щеки. - Я стану твоими глазами, как ты и сказал. Может быть, мы найдем твоих собратьев. Может быть, вернутся другие боги. Только, пожалуйста, пожалуйста, не поддавайся отчаянию, не надо бросаться в пропасть!

- Я не стану... - прошептал он, но продолжить фразу не смог, потому что ее губы коснулись его губ. И разомкнуть это касание ни у кого из них не было сил. А когда оно закончилось, Зеркало задрожал и хрипло вздохнул - но не от слабости или отчаяния.

- Что... со мной происходит? Это тело, я... никогда не испытывал такого...

- Ты хочешь сказать, что ни разу не был с женщиной?

- С человеческой - нет.

- Ну... я думаю, что принципиальной разницы нет. Расслабься, и твое тело все сделает само. Если что-то не получится, я помогу.

- Ты... действительно этого хочешь?

Одила почувствовала, как вспыхнуло его тело, как пойманной птицей забилось сердце.

- Да.

* * *

Одила слушала, как дыхание Зеркала выравнивается. Такое теплое, оно слегка касалось ее кожи...

Зеркало случайно наткнулся пальцами на ее толстенную косу, взял ее в руки и гладил, пропуская между ладонями.

- Знаешь, - сказал он, - у серебряных драконов есть одна особенность. Любой дракон может привязаться к какому-то гуманоиду. Но у нас это выражено особенно остро: если серебряный привязался к кому-то двуногому, он уже не может без него. Это... какая-то зависимость. Необходимость. Я прожил полторы тысячи лет и никогда не испытывал ничего подобного. Я думал, что так и проживу всю жизнь свободным от этого. И вот... ты.

- То есть ты ко мне привязался? До зависимости? Я тебе необходима? Полуторатысячелетнему дракону? - недоверчиво спросила Одила.

- Да. Не от того, что произошло сейчас. Раньше. Еще там, в храме... когда ты бросилась защищать меня со сломанной скамейкой наперевес.

- Откуда ты знаешь, что это была скамейка?

- У меня хороший слух, и логика пока что меня не оставила. Дело-то не в скамейке. Знаешь, почему я в тот момент не мог превратиться? Потому что Такхизис - за то, что я уничтожил ее тотем - наслала на меня страх. Мучительный страх. Он сковал меня в человеческом теле хуже всяких оков. Она рассчитывала, несомненно, что ее последователи растерзают меня на месте. Но когда ты кинулась наперерез толпе, вооруженная только сломанной доской... это было верное самоубийство... точнее, попытка разменять свою жизнь за мою... и страх за тебя оказался сильнее страха, насланного Такхизис. Так я освободился... и тут же потерял свою свободу навсегда.

- Прости, я не хотела... я не знала... - женщина гладила его волосы. - Я не думала, что это... приведет к таким последствиям.

- Не пытайся извиняться, - усмехнулся дракон. - Я думаю, что если бы я сам не хотел этого, этого бы не произошло. В том-то и странность этой связи: она возникает от нашего собственного, некоего глубинного желания. Желания, которое вспыхивает в глубине души, и мы ничего не можем с этим поделать. Понимаешь?

- Кажется, да. И что же - теперь ты навсегда останешься со мной? - ее голос невольно замер.

- Если ты меня не прогонишь, - печально отозвался дракон.

- Нет! - Одила крепко прижала Зеркало к себе. Какой же он худенький и доверчиво-беззащитный. - Я тебя никому не отдам - ни Такхизис, ни Мине, ни черту лысому. Плевать, что я теперь никто, изгой - мечом и луком я орудовать не разучилась. Достанем оружие, экипировку - я могу охотиться, могу наемничать. Найдем, куда деваться и чем заняться. Знаешь, ты мне тоже необходим. Не знаю, по какой там глубокой потребности... Я всех мужиков отшивала с порога. А ты мне нужен, вот и все.

- Слепой дракон? Это же невероятная обуза.

- Это невероятное счастье. Плевать, что ты слепой - это не делает твою душу слабее, а красоту меньше. Я думаю, мне еще не раз позавидуют, видя тебя рядом со мной.

Одила вздохнула и вытянулась в темноте.

- Сейчас нам надо сделать две вещи. Одна - добраться до Санкриста и донести информацию о возвращении Такхизис до капитула Соламнийского Ордена. Вторая - вернуть тебе силы. Так что тебе надо выспаться. Задерживаться на этом острове больше суток не стоит. - Она на ощупь дотянулась до их вещей и укрыла обоих. - Вот так будет теплее. Спи, мое серебряное сияние, и пусть тебе снятся хорошие сны.

- Спокойной ночи, моя леди, - прошептал дракон, прижимаясь к ней, как прижимается к хозяину больное животное, и затих. Скоро женщина услышала, что дыхание Зеркала стало тише и глубже, и почувствовала, как расслабляется его тело. Убедившись, что он уснул, Одила тоже задремала в их общем тепле.

* * *

На следующий день серебряный гигант взмыл с безымянного острова в Новом Море и стремительно помчался на запад. Одила снова сидела на гладкой прохладной чешуе, держась за гриву Зеркала, но страха больше не было. Был только восторг - восторг полета и обретения.

Впервые за много лет Одила встретила того, кому она смогла поверить.

@темы: фанфики, драконоведение

URL
Комментарии
2015-11-03 в 11:16 

Огненный Тигр
тварь, воспитанная книгами
Пронзительно, нежно и очень красиво. Спасибо за этот рассказ.

2015-11-03 в 16:24 

irene-dragon
Огненный Тигр, спасибо на добром слове. :-) Я еще эпиграф добавила.

URL
2015-11-18 в 14:29 

Дариона
Добрейшей души ДК (с)
Действительно, очень красивая и трогательная история

2015-11-19 в 08:47 

irene-dragon
Дариона, спасибо :-)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

outer plane

главная